Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

  • v_kirsa

Знакомство.

Это произошло в конце июня, пахучего месяца, когда травы еще не потеряли свой цвет, мокрая из-за постоянных дождей растительность дотрагивается до тебя влажными зелеными языками. Меня это и злит, и смешит одновременно. В тот вечер больше злило, потому что я надела новые босоножки и в результате не имела возможности сойти с асфальта: ноги сразу попадали в хлюпающие душистые джунгли. Занятая дорогой, лужами, собственными ногами, я не сразу заметила группку парней, сидящих около старого футбольного поля.
- Девушка, не проходите мимо! – звонко выкрикнул один из них, стремясь выделиться. Мог бы и не стараться - густые, черные как у индейца волосы рассыпаны по плечам, джинсовые шорты разрисованы синими чернилами, лицо как у балаганного петрушки: крупный яркий рот, большой выразительный нос, густые прямые брови и сияющие янтарные глаза - как такого не заметишь?
Смерив наглеца строгим взглядом учительницы младших классов (сколько раз мне этот взгляд пригодился!), я прошла мимо с прямой спиной под одобрительный хохот молоденьких жеребчиков. Обратно возвращалась другой дорогой.
(продолжение по адресу: http://v-kirsa.livejournal.com/ )

Баллада о студенческой юности. Часть четвёртая

XIII

Потом Лясоцкая пришла
Читать титановые сплавы
И нас – совсем не для забавы! –
Своим ученьем увлекла.

А алюминиевый мир
Мы все узнали от Кунявской –
Её ученье было встряской
Тем, кто не знал металлов пир!

Ученье это – как бальзам
Для душ студентов увлечённых,
Но неудачей удручённых;
Как утешение слезам!

И если ты металловед,
Гордись Татьяною Михалной –
Она учитель капитальный,
И с ней ты не увидишь бед!

Ещё учили нас литью,
Азам давления и сварки,
И порошковые запарки
Внесли свою галиматью…

XIV

Чтобы студенческие дни
Приблизить к логовам науки,
Преподавательские руки
Нас направляли в сеть НИИ.

Мы в институты понеслись:
Одни – в ВИАМ, в ИМЕТ – другие,
А третьи – в ВИЛС, – и дни благие
Там для студентов начались.

Как только мы туда пришли,
В лаборатории нас взяли.
Студентам там бывать нельзя ли?
Конечно, можно! Нас нашли!

В лабораториях всех тех
Руководителей нам дали.
(Они уже нас ожидали,
Желая радостных утех).

Я обо всех здесь не сужу –
Нам педагогов много дали,
И перечислю их едва ли;
Лишь об одном я расскажу.

Известен каждому ВИАМ.
И там, на первой территории,
В третьей его лаборатории,
Науки муж, любимец дам,

Желая опыт передать,
К себе забрал троих студентов,
Как будто доктор пациентов,
И начал оным помогать.

Он был спокоен, терпелив;
Цвела улыбка в мудром лике.
То был Владимир Львович Ликин,
Дающий людям сил прилив.

И Миша, Катя и Максим
(Так звали юных подопечных),
В порывах счастья бесконечных
Встречались с пастырем своим.

Он никогда их не ругал,
Не бил, допросами не мучил
И им не только не наскучил –
Своим отсутствием пугал!

И Катя сразу поняла:
«Владимир Львович – мой учитель!
Он – мой навеки попечитель!
Ему б я сердце отдала!»

Катюша юная тогда
Так сильно в Ликина влюбилась,
Что без него б она убилась!
Любовь её – не ерунда!

Владимир Львович воссиял,
Согретый Катиной любовью,
И, окрылённый этой новью,
Студентов словом осенял...

XV

Я вам ещё не рассказал
О нашей Кафедре Военной,
А в этой сфере сокровенной
Аудитория – не зал!

Туда так просто не войдёшь,
Поскольку там – одни секреты,
Что, словно воинов портреты,
Глядят на нашу молодёжь…

О том, что делали мы там,
Писать я лучше уж не буду –
А то ведь могут, как иуду,
Меня послать к иным местам.

К тому же жизнь, что там текла,
Была настолько многогранна,
Что для неё (сие не странно!)
Поэма данная мала!

Я вам напомнить лишь могу,
Что там учились мы три года,
Чтоб не давать врагам прохода.
(А о секретах – ни гу-гу!)

В наряды суточные мы
Периодически ходили –
Там чудно время проводили
И летом, и в разгар зимы!

По истечении трёх лет
В Тамбов мы ездили на сборы.
(Об этом были разговоры
В других стихах, а здесь их нет).

Короче, мы теперь, друзья,
Уж не студенты – лейтенанты!
А это значит: нам таланты
Свои растрачивать нельзя!

XVI

В лабораториях у нас
Дипломы делать начинали.
Ну, там мы здорово пахали –
Сие пишу я без прикрас.

Студент почти что каждый день
С руководителем общался,
В лаборатории вращался
С утра до вечера, как тень!

Расчёты нам пришлось вести
По экономике злосчастной,
Но нам она казалась ясной:
Нас консультант сумел спасти.

Как хорошо, что жизнь дала
Нам Панагушину Галину!
Мы в этом видели малину:
Так нам Галина помогла!

Потом Фирсанова пришла,
Что тоже, в общем-то, неплохо;
И если ты, брат, не пройдоха,
То с ней пойдут твои дела!

В процессе этого труда
Мы дружно сдали Госэкзамен
И пили пиво “Staropramen”,
Отдав зачётки навсегда.

Тот Госэкзамен принимал,
В числе других, Владимир Львович –
Он, как актёров Немирович,
Студентов живо понимал!

Летело время, и Диплом
Давал всё больше нам заботы,
И набирала обороты
Работа. Близился излом.

Чтоб суть Диплома показать,
Чертить мы начали плакаты,
Вдыхая красок ароматы...
Тут можно многое сказать!

По окончании работ
Нам рецензентов назначали.
Мы им труды свои вручали,
Тем прибавляя им забот...

Коль рецензента твоего
Зовут Владимир Львович Ликин,
То ты печаль из сердца выкинь
И не пугайся ничего!

Владимир Львович твой Диплом
Отрецензирует прекрасно,
И ты поймёшь, что не напрасно
Сидел так долго за столом!

И этот добрый рецензент
В той зале конференционной
В команде аттестационной
Сидел, ВИАМовский агент.

Ещё в той зале восседал
И Анатолий Староверов,
Глава учёных офицеров.
Оценку каждому он дал.

Мы защищали там Диплом,
Плакаты вывесив на стенке,
А Тимофеев эти сценки
Снимал, скрываясь за углом...

XVII

Вот так закончился наш путь
Учёбы в Университете.
Студент! Ты ни за что на свете
Об этой школе не забудь!

Мы здесь практически шесть лет
С учёбою совокуплялись,
Её фанатами являлись,
Храня студенческий билет.

Совокуплялся наш студент
С доской, с листом, с конспектом лекций...
Он не искал себе протекций,
Науки доблестный клиент!

Итак, учёба позади.
Приходит новая реальность
(Прошу прощенья за банальность).
Давай, студент, вперёд иди!

Мы не забудем никогда
Преподавателей и знанья,
И все благие начинанья
Вершить мы будем без труда!

Не смог я здесь упомянуть
Имён всех наших педагогов –
Их просто было очень много,
Тут можно даже утонуть!

И пусть простят меня все те,
Кто не вошёл в поэму эту!
Мы все рассеемся по свету
В мирской извечной суете...

Мы разойдёмся кто куда,
Но всё ж друг друга не забудем,
Встречаться мы, наверно, будем
И через многие года!

И мы поднимем свой бокал,
Чтобы вершины покоряли
И связь друг с другом не теряли,
Чтоб мир нам радости давал!

К О Н Е Ц