Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

К 35-летию священства отца Валентина

В старинном селе Быково, между Москвой и Жуковским,
Среди жилья и природы красуется Божий храм,
Известный как всей округе, так многим гостям московским,
Открывшим сердца и души чудесным его дарам.

Тот храм, что в селе Быково, заметен необычайно:
Не только в окрестных землях – в столице подобных нет!
Об этом писали в книгах, и, видимо, неслучайно
Создатели чудной церкви имели авторитет.

Стоящий среди Быкова Дом, Господу посвящённый,
Поистине уникален – его внешний вид таков,
Что редок во всей России, и знает люд просвещённый:
Творили проект той церкви Баженов и Казаков.

Владимирская икона Пречистой Матери Божьей
В истории государства сыграла большую роль,
И сотни различных храмов иконы той славу множат;
В её чудодейство вера – земли православной соль!

И в восемнадцатом веке, в правленье Екатерины,
В Быково воздвигли церковь во славу иконы той;
А люди текли смиренно в божественный храм старинный,
Молитвенно обращаясь к Владычице Пресвятой.

В мятежном двадцатом веке не Господа прославляли –
Настала пора гонений на храмы Руси Святой.
В Быково закрыли церковь, священников расстреляли,
И храм, позабыв о службе, стоял много лет пустой…

Но вот наступило время церковного возрожденья,
И вновь в знаменитом храме служение началось.
Стремясь обрести возможность духовного восхожденья,
Окрестное населенье в Дом Господа полилось.

Во храме, открывшем двери, служенье вёл настоятель,
Нарекшийся Алексием. Его заменил второй
Известный служитель Божий, церковных столпов приятель,
Духовных основ ревнитель, сегодняшний наш герой.

Отец Валентин родился пред тем, как скончался Сталин.
Хрущёв относился к Церкви враждебней, чем прежний вождь, –
Её не хотел терпеть он и даже кричал в запале,
Что скоро попов не станет: их смоет советский дождь.

А после «царя Никиту» сместили с большого трона,
И к власти в стране огромной пришёл Леонид Ильич.
Нельзя утверждать, что к Церкви вернулась её корона,
Однако товарищ Брежнев ослабил гонений бич.

Герой наш во время оно учился в советской школе
И в качестве пионера присутствовал в лагерях,
Но всё ж в тех местах чего-то ему не хватало, что ли:
Он видел своё призванье в каких-то иных мирах.

От той пионерской жизни, от зорек да от линеек
Скучал вдохновенный отрок по имени Валентин.
Покуда друзья резвились вокруг костра и скамеек,
Он их покидать стремился и долго бродил один.

Особенно привлекали внимание Валентина
Развалины древних храмов, стоящие среди сёл;
А по возвращеньи в город настала пора почина –
В столичных богослуженьях сей отрок свой мир нашёл.

А дальше духовный отрок, окончивший восьмилетку,
Задумал покинуть школу, чтоб семинаристом стать.
Родители не желали ребёнку такую метку –
Хоть вроде не атеисты, но начали причитать!

Родителям сокрушаться чтоб больше не приходилось,
Герой наш окончил школу, а после – и институт.
По экономике знанье ему потом пригодилось:
Финансовые законы в почёте и там, и тут.

Выпускникам светских вузов в то время не позволялось
Быть в стане семинаристов, чтоб к Церкви путь проложить
(Мол, ежели государство твоим вожатым являлось,
То с высшим образованьем старайся ему служить).

Но всё же у Валентина духовный путь состоялся –
Священство вступило в силу; начало же было в том,
Что, верою окрылённый, мужчина не побоялся
К епископу обратиться (владыкой был Хризостом).

Путь к Богу для Валентина был узок, тернист и сложен,
И праведника дорога в алтарь много лет вела.
В начале восьмидесятых был пастырь рукоположен,
Тогда начались большие ответственные дела.

Истоки Богослуженья – в далёком селе Ольшанка,
Что в области Белгородской стоит среди Божьих благ.
Там церковь была. Хрущёвцам взорвать её разве жалко?
Ютился приход в сарае, где грязь, теснота и мрак.

Ремонтных работ в то время отец Валентин добился,
Задумав при этом хитрый и неординарный ход:
На десять шагов от стенки находчиво углубился
И храм возвести из камня решил настоятель тот.

Но стоило попытаться для храма поставить купол,
Немедленно разразился на целый район скандал:
Власть местная (вероятно, которую бес попутал)
Велела закончить стройку, не то совершит развал!

Строительные работы закончить на середине
Заботливый настоятель, конечно же, не желал
И, мысленно утверждаясь в великом своём почине,
В Совет по делам религий воззвание посылал.

Посланье у Валентина не очень уж получалось,
И тут-то ему приснился воистину дивный сон –
О том, что в письме готовом торжественно заключалось
Чудесное выраженье, какого не ведал он.

«В молитвенном нашем доме ремонт ведут прихожане.
Казалось бы, местной власти придраться нельзя к тому,
Но… о вентиляционно-световом барабане
Нам не позволяют думать неведомо почему!..»

Составленный текст посланья был необычайно ярок:
Такого определенья никто не знал никогда!
Та жалоба подкреплялась автографами доярок,
Являвшихся ветеранами доблестного труда.

Через какое-то время прислала письмо столица,
В котором ольшанской власти достойный ответ был дан:
«Совсем потеряли совесть пришедшие к власти лица,
Коль гражданам запрещают дающий свет барабан!..»

Начальство на иерея смотрело, подобно волку.
Хоть купол установили, служить стало нелегко.
Владыка сказал, что будет в служении больше толку,
Когда Валентин уедет куда-нибудь далеко.

Отец Валентин для службы отправился в Передолье,
И местные прихожане его возлюбили так,
Что батюшке приносили дары своего приволья,
А в день Маккавея – булки, в которых отборный мак!

В дальнейшем сей мудрый пастырь добрался до Подмосковья,
Где в Раменском был когда-то храм Троицкий разорён –
Там делали макароны и пиво варили вскоре;
Чтоб в церковь вернулась паства, был клирик туда внедрён.

Для Троицкого собора наш батюшка утруждался,
Насколько хватало силы, умение прилагать;
Вот только венца строенья он всё-таки не дождался –
Уехал в село Быково иной оплот воздвигать.

В прекрасном быковском храме, который всегда казался
Святителям и мирянам жемчужиною страны,
К исходу тысячелетья божественно подвизался
Отец Валентин, чьи чада молитвой его сильны.

Отец Валентин известен не меньше лауреатов,
В кругах знаменитых граждан он Слово преподавал –
Летал с ним на самолёте писатель Чингиз Айтматов,
И Яковлев Юрий также в гостях у него бывал!

Могуч настоятель храма. Его не страшат напасти:
Он может заслон поставить грехам любых величин.
Считают, что нет на свете сильнее Советской власти,
Но всё же ещё сильнее святой отец Валентин!

Уж тридцать пять лет в России священствует настоятель,
Которого Валентином в младенчестве нарекли, –
Хранитель святых традиций, церковных домов ваятель,
Свет Истины приносящий народам родной земли.

Так пусть в Православной Церкви богатство её канонов
И всю красоту обрядов, свершая небесный чин,
Ещё столько лет, сколь прежде, блюдёт настоятель Дронов,
Известный российским людям как батюшка Валентин!



© Copyright: Дмитрий Тинин, 2016
Свидетельство о публикации №116052810229